Если вы не видите флеш-меню, нажмите сюда

синтез искусств

 

 

С.М.ЭЙЗЕНШТЕЙН

Из кн. “Метод” (сокр.)

(С. Эйзенштейн “Психологические вопросы искусства”

М., “Смысл”, 2002)

 

[...] Двигательный акт есть одновременно акт мышления, a мысль — одновременно — пространственное действие.

[...] Танцем рук проходит поток мыслей — в мысли не формирующихся, не откладывающихся в мозгу, не при– обретающих контуров знаков энграмм, откладывающихся в сознании.

[...] Это движение от диффузного к обоснованно дифференцированному мы переживаем на каждом шагу деятельности от момента, когда мы в быту выбираем галстук, в искусстве от общих выражений “вообще” переходим к точности строгого строя и письма, или когда в на– уке философии надеваем узду точного понятия и определения на неясный рой представлений и данных опыта. Вот тут наше сознание резко расходится c тем, что мы видим на Востоке, в Китае, например.

[...] Искусство есть... один из методов и путей познани[я]. И при этом такого, которое не столько истолковывает образ согласно нормам определенной стадии развития мышления, но само конструирует образы согласно этим нормам мышления, и в структуре этих образов закрепляет те представления, в которых выражается... сам образ мышления. Плоскость картины, форма здания, пластическая тенденция монумента –- все они c этой точки зрения подобны тем отложениям горных пород, на которых

отложились отпечатки древних птеродактилей... Они подобны плацдармам, как бы чудодейственно сохранившим следы битв и боев внутри сознания их создателей...

[...] Сильной и примечательной личностью... оказывается как раз та, y которой при резкой интенсивности обоих компонентов ведущим и покоряющим другого оказывается прогрессивная составляющая. Таково необходимейшее соотношение сил внутри художественно-творческой личности. Ибо регрессивной компонентой является столь безусловно необходимая для этого случая компонента чувственного мышления, без резко выраженного наличия которого художник-образотворец — просто невозможен. И вместе c тем человек, неспособный управлять этой областью целенаправленным волеустремлением, неизбежно находясь во власти чувственной стихии, обречен не столько на творчество, сколько на безумие [...].

[...] Стабильность общих закономерностей, по которым они переходят в чувственно-воздействующую форму... Историчность в области формы оказывается при неизменности общих закономерностей и единства фонда, откуда черпается весь набор того, что входит в метод искусства.

[...] Соединение двух форм видения и восприятия — отражения действительности, преломленного через сознание, и отражения ее же через призму чувственного мышления (Отрывок “Снимать нельзя. Пишу”.)

[...] Почему в определенные этапы ведущая роль выпадает то на одно, то на другое начало, одинаково гнездящееся в “доисторической” первобытности, каждый раз [это начало] обусловливается обликом эпохи, которая извлекает из недр чувственных воздействий именно ту особенность из арсенала любых возможностей, которые наиболее действенны именно в условиях ее исторического существования. (“Grundproblem II”).

[...] Наступает момент, когда вдруг именно эти понятия — “регресс”, “обратный ход”, “движение вспять” начинают лукаво “взмеиваться” в душе. И шипят они шипом, по интонациям похожим на давно-давно нашептывавшиеся когда-то соображения об искусстве как “вредной фикции” и т.д. (набросок предисловия).

[...] Итак: приобщение к искусству уводит зрителя в культурный регресс. Ведь “механизм” искусства оттачивается как средство уводить людей от разумной логики, “погружать” их в чувственное мышление, тем самым и вызывать в них эмоциональные взрывы (набросок предисловия).

[...] Ценой приобщения к механизмам, которыми действует алкоголь, на время парализуя дифференцирующую деятельность лобных долей мозга и погружая человека на стадию диффузно-чувственных представлений и бытия. Или хуже того, действуя в ногу c шизофренией, парализующей эту деятельность навсегда... (там же).

[...] Предмет произведения искусства действенен только тогда, когда... сегодняшний изменчивый сюжетный частный случай — по строю своему насажен на колодку, отвечающую закономерности ситуации или положения определенной первобытной нормы общественного поведения.

[...] Действенная структура... неизбежно воспроизводящая первичные ситуации... в принципе есть образное претворение неизменно сущей закономерности

(глава, помеченная 9 января 1944 г.)

[...] Воздейственность неминуема при соблюдении обоих двух условий: а) условия точного соответствия сквозной формуле типового конфликта и b) при подстановке в нее наиболее остро современной проблемы — исторически актуального частного на сей день вида конфликга. Этого достигает Шекспир. Он впитывает в извечную формулу — свой конфликт — своего ровесника (там же).

[...] Конфликт типа “Ромео и Джульетта” неизбежен почти при каждой смене поколений. Особенно остро в период ригористически окостеневающих принципов класса или социальной институции. To есть в те моменты, когда в канун неминуемого сметания, черты и принципы их особенно нерушимо, мертво, неподвижно замыкаются в себе. Принципы тогда походят на старых разорившихся аристократов — чем беднее, тем ригористичнее в строжайшем соблюдении своих традиций, правил поведения, норм морали etc. (там же).

[...] Острая современность темы подставляет другие valeur'(s) <значения (в математическом смысле). — В.И.> в алгебраические знаки формулы” (там же).

[...] Поэзия, наоборот, строит свою недосказанность c таким расчетом, чтобы, сохранив образ самого процесса, вместе c тем снять усилие, когда-то требовавшееся в этом процессе! [...]

[...] Но стадия эротической интерпретации... никак не есть первичная, базисная или... отправная первооснова. Она — не более, чем промежуточный полустанок.

[...] Психологическая кульминационная точка эротического переживания сама есть повтор на довольно высокой стадии значительно более первичных стадий.

 

[...] Поразительная легкость и прозрачность пушкинской манеры писать, неисчерпаемое многообразие средств и путей выражения своих замыслов, — вероятно, прямое следствие его внутренней свободы, свободы от травматической привязанности к руководящей — “точащей” — мысли (глава “Герой видят эту затею насквозь”).

[...] Любые регрессивные формы, т.е. формы воспроизведения нормально исторически-социально и биологически изжитых этапов — неминуемо ведут к мистико-религиозной регрессии сознания и форм деятельности или к патологии... Регрессивный импульс должен сочетаться c областью прогрессивного приложения. Только тогда результат или результирующий процесс поступательны и благоденственны для развития человечества.

[...] Джойс велик тем, что он из процесса внутреннего хода мышления извлек на первый план иной строй хода тех содержаний, которые скользят во внутреннем монологе.

[...] Путь слов — лишь... такая же условность передачи, как трехмерность тела, подаваемого двумя проекциями, или процесс движения, зачерченный кривой по системе Декартовых координат. И в этом процессе воссоздания основная сила именно не в рациональной стороне текста, a как раз в иррациональной. He только в том, что значат слова, a как они расставлены. He смысл слова,

извлекаемый всеми анализами из-под сдвига, в котором его подает Джойс, но в природе того сдвига, которым обработано слово, и в том расчете эффекта, который дается именно этим сдвигом, a не иным. И еще, главное в этой таинственной силе покорения — это строй хода от порядка сочетания двух слов рядом, до целых страниц и глав (“Фрэнк Бэдмен”).

[...] Цирковое зрелище есть тот случай, где мы имеем дело c разновидностыо искусства, в которой сохранилась в чистом виде только чувственная компонента... во всех иных случаях являющаяся лишь формой воплощения неких сюжетно-идейных содержаний. Поэтому цирк неизбежно работает как своеобразная чувственно-тонизирующая ванна. И поэтому-то цирк особенно популярен среди детей и так называемого простонародия, не ищущего в этом виде зрелищ особенных ответов на особые интеллектуальные запросы. Одновременно же и для особо рафинированных изощренных (“левых”) умов... Поэтому же цирк совершенно безнадежен по линии “осмысления”, или осмысленного использования его. Двадцать пять лет систематических и неудачных попыток сделать из цирковой программы “идейное целое” могли бы сами по себе служить подтверждением этой мысли для тех, кому недостаточно отчетливо ясно, что цирковое зрелище самосодержательно, т.е. что чувственный арсенал зрелища здесь самоисчерпывающ (“Цирк”).

[...] Повторность есть структурный эквивалент или, если угодно, выразитель понятия одержимости (в положительных случаях) или “навязчивости идей” (в случаях патологических) или просто автоматизма, как первобытной стадии всякого функционирования (отрывок “Снимать нельзя. Пишу”.)

[...] Процесс достижения состояния экстаза распадался на две фазы. Во-первых, создания остропережитых конкретных состояний на темы, взятые из священного писания. Во-вторых, из накопления и сопоставления таких острых состояний обрести необходимое состояние уже сверх– сюжетной экзальтации, перебрасывающейся в то, что известно под состоянием экстаза (“выхода из себя”)...

Вторая фаза легче осуществима, но самым трудным было

искусственным путем добиться естественного сильного и

искреннего переживания “на заданную тему”.

[...] Три основных закономерности, которые останутся принципиально “вечными” сквозь все виды и разновидности произведений искусства, в какие бы времена они не создавались. Это — принцип непосредственной изобразительности, принцип композиционного опосредствования видимого, принцип повторности (отрывок “Снимать нельзя. Пишу”).

[...] Элемент “искусства” присутствует только во втором и третьем элементе: в началах сочетания реальных предметов по какой-то формуле... в повторности этой формулы (без вариаций в простейших случаях и в различных комбинациях в случаях более сложных) (там же).

[...] Большинство технических методов есть как бы

материализованные и перенесенные на аппараты характеристики не только человеческих физических действий, но и ряда психических процессов.

[...] Инструмент — есть “отвердевающий” в форму орудия принцип натурального физического процесса. (ч. II 22.1, 1944 г.).

 

Материал цит. по книге Иванов В.В. Очерки по истории семиотики в СССР. М„ 1976. С. 31-244.

 

утопии синтез искусств галерея звуковые фотографии библиотека статьи информация новое ссылки трей